Офисные времена года17

Сотрудники, лишенные зарплаты и перспектив, катят бочку на начальство, и все же не двигаются с места. Как только собственник компании, задумав все исправить, отправляет голову наемного директора с плеч и подыскивает новую кандидатуру для освоения светлого рыночного завтра, армия подчиненных, позорно бросая по дороге именное оружие - карандаши и ручки - покидают корпоративное поле брани, кивая на закручивание гаек и наступление давно ожидаемого конца.

Справедливости ради стоит отметить, что новое начальство редко бывает лучше прежнего. Тот, кто призван все исправить, готовится к погружению во вредное производство, экипируется для авгиевых конюшен. Для него не только стены проштрафившейся конторы, но и все находящиеся внутри сотрудники немного попахивают неудачей.

«Так у вас выросла дебиторка!? - с интонацией доктора Ливси восклицает новая директриса, пролистывая финансовые документы в первый рабочий день. – Прекрасно! Наполовину провалились продажи? Так-так!». Она хирург, она знает, как лечить. Резать к чертовой матери, не дожидаясь перитонитов. «Вы опоздали на 12 минут, - сбивает она менеджера с ног своим требовательным взглядом. – Вы не уважаете заведенный порядок?». «Кем заведенный?» – в ужасе шепчет миловидная солдатка, все еще не веря, что дама с небрежной прической – ее новый главнокомандующий. «Вы ведь подписывали трудовой договор?!» - набрасывает на нее лассо опытная ковбойша с генеральскими погонами, враг всех краснокожих, часто посещающих солярий. «Я не уверена, они так часто менялись... - падает со своей лошади рядовая сотрудница. – Можно я вам все объясню? Я же больше не буду опаздывать!» - фиксирует она свое поражение. После первой короткой схватки в стане «своих» воцаряется нерабочая тишина. Всякий топит отчаяние в аське. На конторской кухне вчерашние зачинщики смуты против прежнего генерала вдруг начинают ощущать себя ронинами, не сумевшими уберечь своего сюзерена от смерти.

«По крайней мере, Ирина Геннадьевна не позволяла себе так хамить», - поправляя помаду после перекуса, пронзительно шепчет одна. «Кто этой новенькой, Вере Яковлевне, сказал, что она вправе менять сложившийся у нас за пять лет порядок?» - оберегая ногти от убивающего воздействия моющего средства, говорит вторая и неловко полощет свою тарелку под струей холодной воды.

«Девушки, мне не нравится, что перерыв на питание затмевает для вас все остальное. Давайте регламентируем это время? – грозно вклинивается невесть откуда взявшаяся Вера Яковлевна. – Скажем, будем организовано обедать с 13.00 до 14.00. И кстати, Елизавета, вы до сих пор не написали мне отчет по вашим вчерашним встречам. А вы, Ольга, не показали мне новую, подчищенную базу!».

И предводительница стремительно уходит, делая звонкие повороты на своих каблуках. В конце всех офисных коридоров слышится ее голос, обличенный на этот раз в корректно-встревоженную оболочку: «Илья Валентинович, мне кажется, в коллективе не понимают всю серьезность поставленных перед ними задач».

Илья Валентинович на старте своей предпринимательской карьеры казался вечнозеленым. В нем легко сочетались азарт деятельного человека и осторожность знающего себе цену застрельщика новых идей. Он упорно не бронзовел, несмотря на строгий костюм много улыбался и делал женщинам комплименты. А как результат - легко вел свой расфуфыренный женский коллектив к новым стратегическим победам.

С годами его личный календарь накрутил-таки осень, он как-то сник и даже немного пожух. Осторожность выросла в отстраненность, а азарт – в консервативный расчет. И хотя в коллективе для него давно уже не находилось места, он все раньше появлялся на работе и все позже закрывал за собой дверь. На переговорах он называл себя кротко: «акционер».

И вот теперь он устало и в упор смотрел на свою новую «правую руку». Она не дожимает, она пришла жаловаться, она, призванная ему помочь, сама нуждается в помощи. «С ними нужно помягче, - без выражения произносит Илья Валентинович и обводит офис экономным жестом. - Я понимаю, приручить их будет нелегко. Но ведь было время, когда они эффективно работали!».

Он сам не знает, куда все делось. Его бизнес мало-помалу превратился в технологию, человеческая энергия из него ушла. Он давно перестал ловить себя на мысли, как это здорово, что он такой занятой, успешный и востребованный человек. Теперь на приглашения поучаствовать в какой-нибудь тусовке он привычно отзывается тщательно разыгранным отчаянием: «Господи, если только успею – столько встреч, столько событий!». На самом деле он никуда не спешит и вообще никуда не ходит. Ему удалось спасти свой бизнес, и теперь он вынужден сам за всеми тут приглядывать.

Место у двери его кабинета заняла скромная стайка девушек. Впрочем, их уже давно называют девушками. Они все так же хороши собой и ухожены, как и в двадцать. Но в глазах та же тоска: «И куда все ушло? Как могло уйти именно от меня?!».

«Илья Валентинович, если Вера Яковлевна будет позволять себе такой тон, мы все уволимся. Нам уже нечего терять – зарплата не вовремя, офис душный, никакой корпоративной культуры», - выпаливает главная активистка и ставит вполне осязаемое многоточие.

Она знает, что собственник не дурак, он не готов променять проверенный коллектив на какую-то профурсетку, кочующую из директорского кабинета одной компании – в другую. Он пообещает разобраться. Он вызовет ее, стерву, к себе и скажет: «Мне кажется, ты перегибаешь палку. Мы теряем позиции не только ведь из-за человеческого фактора, но и «благодаря» убитому кризисом рынку – не стоит все сваливать на девчонок. Попробуй управлять ими корректно, не дави своим авторитетом». Пристыженная директриса вернется к возвышенным близостью к самому главному боссу менеджерам и больше не будет высовываться. И все пойдет как раньше. Появятся деньги, пойдут клиенты. Сами пойдут! И можно будет сбегать с работы пораньше, чтобы, как в детстве, бродить по парку с мороженым. И вообще – кто сказал, что человек создан для труда? Человек создан для счастья!

«Увольняйтесь», – зафиксировал Илья Валентинович и закрыл дверь. Ольга отшатнулась от двери его кабинета как от стены огня. В ее памяти возник четвертый закон Финэйгла: «Если работа проваливается, то всякая попытка ее спасти только ухудшит дело». То, что могло, но не должно было произойти, случилось. Мороженого не будет. Занавес.

Комментарии

О, Антон! Вы стали признанным творцом офисных экзерсисов. Илью Валентиновича жалко, есть у нас такой клиент очень похож. Вопрос для чего мы живем, "для радости или для совести" - остается открытым. Ответить
Аноним Анонимович Анонимов
  • Аноним Анонимович Анонимов
О спасибо, у меня тоже вопрос открытый - придворный я творец или притворный:) Ответить
а оговорочка по Фрейду с именем главной герони в конце текста - это так задумано или...? )))) Ответить
Аноним Анонимович Анонимов
  • Аноним Анонимович Анонимов
Все совпадения случайны, Фрейд может быть спокоен. При написании колонки ни один носитель какого бы то ни было имени не пострадал. Ответить
Аноним Анонимович Анонимов
  • Аноним Анонимович Анонимов
Антон, колонка превосходна... Ее эмоциональное наполение, и ведь действтельно вначале Бизнесс строится на эмоциях, на позитиве, а дальше на расчете.((( Холодном, жестком.(((

По поводу занятости, "псевдозанятости", как говорит мой друг.
Я бы порекомендовал таким людям посмотреть фильм "Всегда говори ДА".)) И осмыслить его!!

Последний абзац вводит в замешательство, к чему он?
К тому же склонен не согласвится что потеря работы, влияет на мороженое, занавес. Работ может быть много, а человек один. Чем он живет, как он мыслит? В конце концов, работа - не единственный источник доходов. Вариантов может быть множество...
Один мой знакомый в 30 лет имеет порядка 100.000 стабильного дохода в месяц, работал он на это чуть больше 10 лет, безусловно ему везло, он не дурак и прочее. Скажу по секрету он не работает ни на кого! Он даже не акционер! Он инвестор.) Ответить
Владимир, Вы абсолютно не поняли суть статьи. Ответить
Аноним Анонимович Анонимов
  • Аноним Анонимович Анонимов
Да, так и есть... Я не понял суть статьи, так как поняли ее Вы!
Я лишь отразил свое частное мнение не более не менее того!
Если хотите обсудить.
Добро пожаловать.)
v.e.shilkin@mail.ru
209272100
+7-913-920-06-30 Ответить
Аноним Анонимович Анонимов
  • Аноним Анонимович Анонимов
Татьяна, дополнительно хочу отметить, что рад Вашему ответу, т.к. возможно в ближайшее время стану Вашим клиентом.) Клиентом Компании Ависта Модуль.) Ответить
Добро пожаловать:) Ответить
Огромное спасибо!
Апплодирую стоя! Ответить
... не в тему подумалось, что постмодерн, бегбедер-пелевин, это такой лицемерный способ избегать экзистенциальных вопросов. Мелодрама от них шарахается - слишком серьезно, фантастика их "решила" с помощью антигравитации и генов, сатирики намеренно девальвируют и т.п.; постмодерн же как бы подходит к ним и даже с серьезными намерениями, но в результате долго пускает слюни над какой-нибудь ерундой типа засилья рекламы или разочарования в консьюмеризме - и все.

По теме же - ситуация очень надуманная. Не гиперболизированная, а именно надуманная. Менеджеры, возомнившие о себе до того, чтобы ставить хозяину условия по поводу директора - это не реально, но и не оригинально; это просто обычные фантазии этих самых менеджеров, мечты о торжестве справедливости, то бишь о полировке поцарапанного самомнения.

Директриса, жалующаяся хозяину на коллектив такими шаблонными фразами, как "серьезность задач" - это вообще фантом из советского прошлого, из 145-го профтехучилища, и она не может стремительно и звонко поворачивать на каблуках - только не спеша шаркать подагрическими ногами в сменных тапках.

К чему это я? Да просто стиль и слог так хороши, что жалко видеть их расходуемыми на столь маловажные вещи, как офисная грызня. Воистину, из пушки по воробьям. Ответить
Аноним Анонимович Анонимов
  • Аноним Анонимович Анонимов
Антон, а я зачитался стилем и слогом твоего фидбека. Спасибо!
Кстати, уже несколько человек настороженно уточняли, не про них ли моя басня:) Ответить
Они себя увидели в собственнике, директрисе или бунтарях-менеджерицах?) Ответить
Аноним Анонимович Анонимов
  • Аноним Анонимович Анонимов
Секрет! Ответить
Очень живописное полотно! Ответить
Мне понравилось)) Как там сказала одна из героинь "... офис душный.." не работала она в литейном цехе. Прибежала бы обратно в свой офис Ответить
Комментарий был удалён

Добавить комментарий