Смею утверждать, что современные корпоративные HR-специалисты с трудом смогут описать должностную инструкцию художника, а тем более современного художника. Эта профессия в чистом виде ныне редка - её заменили дизайнерами, оформителями или просто отдали на аутсорсинг студиям и фрилансерам-одиночкам.

Детство я провёл в Первомайском районе, где премьерные серии мультфильмов «Ну, погоди!», заграничные (в основном индийские) фильмы или гастроли карликов в Доме культуры железнодорожников иллюстрировались рукотворными афишами на картоне. Образы были далеки от исходных прототипов, от красоты индийских секс-символов, но в них непременно присутствовал авторский почерк художника при ДК. Наверняка этот специалист имел соответсвующую запись в трудовой книжке и расписывался за аванс в бухгалтерии.

Мой сосед N в армии проходил срочную службу художником и его повествования сильно отличались от страшилок про войска: «Утром брал краску, шлялся по полигону, загорал весь день и рисовал мишени». Наверняка в военном билете у него есть соответствующая запись о профпригодности. И было с чего начать карьеру на гражданке.

Давайте возьмём N художников… Нет, N мало, возьмём лучше K.

У меня есть знакомая семья художников К, которых мы дома зовём «художники». Художники как таковыми были (учились в Мухинском училище еще в Ленинграде), так таковыми и остаются, не по трудовой книжке, но по сути: устраивают для желающих пленэры в бывшей Югославии, он по выходным призывает совершенствоваться в акварели в Академгородке или в тихом центре, она иллюстрирует книги, вместе они воюют с воровством иллюстраций в интернете. Настоящие художники, такие true! А по рабочим дням я заваливаю его заказами по корректировке вывесок и оформлению грузовиков, а в метро рекламируются макаронные изделия в созданных им упаковках. 

В нашем городе есть художник L. Он широко известен народу в связи с организацией акций М. Но когда он называет себя художником, общественное мнение стабильно возвращает его на землю словесным хуком: «L, ты не художник, ты — Г». Дальше следует атака вопросом: «Ну и что ты нарисовал?». Консервативно мыслящие критики подразумевают, что художник должен обладать определёнными ремесленными навыками, дипломом (диплом телеоператора для признания L художником недействителен) и, очевидно, записью в трудовой книжке. Как назло у него ничего этого нет. Но приходит внезапная помощь со стороны Фемиды. Сразу несколько районных судов города одновременно признаёт за художником L авторство ряда образов, подкреплённых отпечатками пальцев. И такое решение, в отличие от какого-то общественного мнения, имеет юридическую силу. 

Возникает вопрос: какие художники ныне более востребованы? Те, которые на раздуваемые бюджеты будут рисовать более крупные военные цели? Или такие, которые будут зазывать нас на очередной ремейк очередной серии очередного сиквела? Или те, кто в совершенстве владеет акварелью? Или тот, кто точнее диагностирует болезни и прогнозирует проблемы современного общества без кисти и мольберта?

Любому художнику нужно признание. Но настоящее признание, как показывает практика, признание по суду, не дорогого стоит. Если быть точным - 1000 рублей. Налетай - не скупись, покупай...

 

 

Комментарии

Добавить комментарий