Эрудиция в помощь

На прошлой неделе в НГУ проходил круглый стол «Востребованность гуманитарных компетенций в инновационной экономике», где я была модератором. Собравшиеся: представители университетской администрации, преподаватели гуманитарных факультетов и преподаватели-айтишники, сотрудники кадрового агентства, парочка директоров инновационных фирм Академпарка. Встретились – поговорили.

Против!

Гуманитарная область  это что-то из сферы поэзии, живописи и танца. Это очень приятно во внерабочее время, наверняка это развивает человека эмоционально, культурно и т.д. Но в серьёзном проекте всему этому нет места.

Личные качества или компетенции?

И как вообще отделить гуманитарные компетенции от личных качестве человека? Может быть, просто есть люди, способные к общению, к чтению и написанию текстов. Они такие и после физфака есть. В чём тут особая роль гуманитарного образования?

Физики вполне способны работать на тех же должностях, что занимают выпускники гуманитарных факультетов, просто они туда не идут. Это отстойные места, на которые никто, кроме гуманитариев не соглашается. А последним просто некуда больше идти.

Не согласен!

Гуманитарии со своей прекрасной, круглой планеты моментально шлют на квадратную планету технарей месседж. Хотя уже у всех возникло ощущение, что «радио-точки» у обоих миров явно настроены на разные длины волн...

Надо сказать, что в преддверии  круглого стола силами Союза выпускников НГУ был проведён экспресс-опрос успешных выпускников гуманитарных факультетов НГУ: что именно они почерпнули из образования? Среди участников опроса были представители бизнеса, сотрудники госорганов, пиарщики, журналисты. Ответы были словно под копирку: умение общаться, критически относиться к источникам информации, обрабатывать огромные объёмы слабо формализованной информации, навыки чтения и написания сложных текстов, умение строить социальные связи, большая эрудиция.

Умение писать тексты и эрудиция – итог 5 лет обучения?

И гуманитарии чётко держались версии, что никакие личные качества не дают автоматически таких навыков. И они, конечно же, считали, что ряд рабочих мест не может быть занят технарями, не знающим ничего об общественных процессах, о различных картинах мира, не имеющих средств анализа и управления в неопределенной ситуации.

Какие это места? К сожалению, эта линия дискуссии оказалась слишком искрящей, договорились о том, что НГУ подготовит всё-таки статистику по трудоустройству выпускников, чтобы собеседники могли опираться не только на логику, но и на фактологию.

Так, две планеты разлетелись буквально на моих глазах. И вот, разойдясь на достаточно большое расстояние, видимо, почувствовав, что теперь «их никто не догонит», мои квадратные и круглые товарищи начали говорить нечто иное.

Держать ответ!

Так всё-таки, разделение сфер или их синтез? Гуманитариям  свои проекты, а технарям свои? Или каждый современный высокотехнологичный проект с необходимостью должен включать гуманитарные компетенции? Эти вопросы мне пришлось задавать снова и снова.

И вот, что ответили.

Представитель кадрового агентства: «В современном продвинутом IT-проекте около 30% сотрудников занимаются гуманитарной деятельностью. Они пишут тексты, ведут переговоры с клиентами, занимаются подбором персонала и мотивацией сотрудников. Безусловно, на каком-то уровне им приходится разбираться в том, что же всё-таки делает фирма. Но в технику они не лезут».

Работать работают, но в технику не лезут

Резидент Академпарка: «Когда нам надо продумать, как представить свой продукт (а это и хард, и софт) клиентам, мы не можем доверить это технарям. Нам надо, чтобы был переводчик с языка техники на язык того, как это будет использовано в деятельности. И главное: нам надо понимать, как будет мыслить человек, который использует нашу программу. Фактически прописывание сценариев использования продукта для какой-либо автоматизации деятельности – это работа технаря вместе с гуманитарием. Это невозможно точно разделить. Это общая работа».

Промышленный дизайнер: «Современные проекты требуют работы на границах разных знаний. Перевод с языка требований к продукту на язык технического задания – это особая деятельность. Это не просто перевод, но и дополнительный анализ – и системы, изготавливающей какой-то продукт, и системы, в которую он будет встроен. И я думаю, что это гуманитарная работа не меньше, чем техническая».

Предприниматель, директор инновационной компании, один из лидеров мнений Академпарка: «Как для отдельной фирмы, так и для всего общества сейчас характерно ужесточение ситуации. Требуется повышение квалицикации, это приводит ко всё большей технологизации процессов. Но диалектика состоит в том, что выгода от этого – краткосрочная. Вымывание из жизни организации гуманитарного мышления как мышления творческого приводит к стагнации. Работа внутри готовой модели, готового алгоритма может быть очень квалифицированной и сложной. Но само принятие решения о выходе в другие модели, построение новой стратегии, новый образ будущего – это не техническое мышление. И кто-то должен постоянно быть готовым на разрыв шаблона, на выход за рамки применяемых моделей. Тут без гуманитариев не обойтись. Ни в фирме, ни в обществе. Именно для выживания бизнеса нам необходим гуманитарный тип мышления. Не воротить нос от гуманитарных факультетов, а максимально сильно с ними взаимодействовать – вот, что должна делать инновационная экономика. Хотя, конечно, мы пока не очень знаем, как это делать».

Итого

Сложный, но интересный получился разговор. Не скажу, что все друг друга поняли в этой встрече миров. Не все друг друга даже разглядели. Но какие-то сигналы всё-таки прошли...

Разница точек зрения означает, что есть ресурс роста. В чём он проявит себя? В специальных сервисах в Академпарке? В особых социальных проектах? В изменении кадровой политики внутри инновационных компаний? А может быть, страшно сказать, в изменении некоторых образовательных курсов гуманитарных факультетов в соответствии с ситуацией «за окном».

 

Комментарии

Добавить комментарий