Чудо работы и отдыха

Говорят, правильный выбор генеральной линии жизни – профориентация. Или вопрос чётко заданной стратегии. А мне кажется – это таинство, чудо. Я учился на инженера, считал себя музыкантом, смахивал на педагога, вкалывал грузчиком и водилой. Переживал кризис. Очнулся журналистом. Пишу.

Чудо специально не приходит. Ты назначаешь ему встречу. Торопишься, нарушаешь... Заносы, ухабы, нет прямой дороги, сломан указатель, кончился бензин, спустило колесо, напали цыгане. Ты не поспеваешь. День заканчивается, едва начавшись. Его дело – ускользать. Твоё  плестись в хвосте погони.

До тех пор, пока однажды, щурясь на солнце, с ухмылочкой, ты отправляешься в другую сторону. «Хотела на море? Нам не попасть на море. Но я знаю одно озеро». И начинается чудо отпускания. 

День рушится как курс рубля. Солнце катится в лузу. Дорога мечется от огня к огню. Десятки, сотни километровых столбиков. Ночь и тишина. Но вот мне уже чудится плеск и шелест воды.

Меняется курс рубля, а с ним и планы на отдых - тут, главное, не испугаться перемен

Бросаем якорь. Снижаемся вплоть до приземления. Утыкаемся в камыши. Искать опасно – не видно ни зги. Планов нет. Лучше раствориться, растеряться по углам. Забыть целеположение.

Попутки нас избегают. Встречный поток иссяк. Только камыш жилится, из кожи вон лезет. И где-то за его пластичной спиной – влага.

Утром ясно: это «планета чаек». У них планёрка. Главная чайка выхаживает на пятачке королём. Остальные преклонились министрами. Она разглагольствует. У неё планы, стратегии, победы.

«Кризис. Пора перебираться на море»,  диктует. Кивают, не записывают. Мотают на клюв.

«И они на море»,  хихикаю.

Когда я был юным – работал на стройке. Хотелось быть своим с шабашниками. Шаг за шагом выходило. Отказался от зажигалки. Научился крутить самокрутки и прикуривать от плитки. Приспособился к чаю с расходом пачка на стакан. Через месяц начал понимать интимные перешептывания. «Купим – поедем!» - всегда финишировал бригадир.

Я как-то скромно поинтересовался: «Что? Куда?»

Он глянул сквозь цементную пыль. Взвесил. Выдохнул дымом. Доверил.

«Москвич «горбатый», - строитель ласково погладил стол с глубокими щербинами. – Сядем втроём и махнём на Чёрное море».

«Почему не на выходных, на озеро? Погода стоит!» - расчувствовался я.

«Тут не обменник, пойми. Мечта, чудо – это валюта. Её сдавать нельзя. Даже если курс падает – отобьётся»,  объяснил мне, непутевому.

Все хотят на море. А я, можно сказать, чудом добрался до озера. Пришёл в себя, осмотрелся. И не планирую его покидать. Ведь даже у такого простого чуда есть срок годности.

Комментарии

Добавить комментарий

Смотрите также