«Моя работа - эфир на кончиках пальцев»13

Яна Невская

Яна Невская

Ведущая утреннего шоу на радио «Максимум» в Новосибирске. Образование: высшее неоконченное филологическое.

Несколько слов о радио «Максимум»

Радио «Максимум» входит в холдинг «Русская медиагруппа». В Новосибирске радио вещает уже больше года на частоте 96,2 FM, ранее занятой местным радио «Старт».

Молодые и амбициозные, яркие и наглые – современные молодые люди уже не мечтают полететь в космос. В списке вожделенных профессий – диджей и виджей. Но каково живется диджеям? Как они пришли на вершину радиоолимпа? Яна Невская, диджей радио «Максимум», рассказала порталу еРабота™ о том, как раньше работали на радио, как прошел ее первый эфир и о том, как работать в удовольствие.

eЯна, кем ты хотела быть в детстве?

Я, как все нормальные дети, хотела быть милиционером, пожарным, археологом – человеком какой-то обязательно героической профессии. Потом я мнила себя историком, но моя бабушка, человек очень вдумчивый, сказала: «Да, все хорошо, это прекрасный выбор, но давай посмотрим, как будет складываться твой жизненный путь. Сначала 10 лет школы, потом 5 лет института, потом 2 года аспирантуры, потом кандидатская, потом докторская и только после этого…» Я сказала: «Ой, нет, слишком долго!» Потому что хотелось всего и сразу.

А недавно моя мама рассказала историю, которую я, естественно не помню, но она очень меня повеселила. В детстве я была подвижным и разговорчивым ребенком. И когда к родителям приходили гости, то они всегда жутко умилялись мне – девочке, которая в 4-5 лет оперировала сложносочиненными, сложноподчиненными предложениями и говорили: «Боже мой, какая чудесная дочка». Однажды меня в очередной раз выставляли из гостиной за то, что я привлекаю к себе слишком много внимания. Тогда мама сказала: «Вон отсюда, займитесь вашими сопливыми детскими делами и оставьте в покое взрослую аудиторию». Я же на выходе из комнаты повернулась и ответила: «Вот сейчас вы меня выставляете, за то, что я много болтаю, а когда-нибудь мне будут платить за это большие деньги».

eКакой вуз и по какой специальности окончила? И как получилось, что ты пришла работать на радио?

Легче сказать, что я не окончила. Я родилась и выросла в Минске, там же окончила белорусский государственный университет. Но диплом преподавателя русского языка и литературы так и не получила, потому что в моей жизни случился КВН. Понятно, что когда ты начинаешь заниматься КВНом на относительно профессиональном уровне, заниматься учебой особо некогда. Поэтому с белорусским госуниверситетом мы свои отношения не зарегистрировали. Спустя какое-то время я переехала вслед за родителями в маленький сибирский городок под Нижневартовском – Лангепас, где начала работать ведущим специалистом по делам молодежи в администрации города. Параллельно вырисовалось новое направление – быть представителем кобзоновской компании «21 век» и курировать гастроли звезд по Ханты-мансийскому автономному округу.

А в 1996 году я приехала в Новосибирск как сотрудник отдела молодежи. Однако в администрации Новосибирской области, куда я пришла с рекомендательными письмами, меня согласились принять только спустя три месяца – именно через это время планировалось расширение отдела. Мы договорились, что встретимся через три месяца, мне объяснят обязанности и покажут рабочее место. Но я туда так и не пришла.

Вообще я приехала первый раз в Новосибирск за полгода до переезда, просто в гости на пробивку почвы. И меня познакомили с программным директором радио «Европа +» и «Радио-2» Васей Сидоровым. Я пообщалась с генералитетом, ответила на какие-то абсолютно идиотские вопросы типа «Какой у вас есть опыт работы, который помог бы работать на радио?», на что я спросила: «А какой опыт работы может помочь работать на радио?» Мы посмеялись и мне сказали: «Приходите в понедельник». А я в воскресенье уехала и вернулась только через полгода.

eТы серьезно отнеслась тогда к этой работе?

Честно говоря, очень несерьезно. Я считала, что радио - это полный бред и там работают полные идиоты. Мало того, что полные идиоты, так еще и страшные. Потому что все красивые работают на телевидении, а страшные – все на радио. Причем, я не одинока была в своем наблюдении, потому что спустя полгода моей работы на радио – а это было «Радио-2» - меня подвозили два парня, которые узнали мой голос: «Вы же… вы же… да?» Я говорю: «Да». «Ой, а мы думали, вы такая страшная», - констатировали они.

eТо есть, твоя карьера радио-ди-джея началась в 1996 году? Как тогда работало радио?

10 лет назад радиостанции находились в зачаточном состоянии. Сейчас есть семинары, тренинги, радио имеет определенный профессиональный уровень, определенные каноны, регламенты, отправные законы. Тогда была полная анархия.

У меня была неделя стажировки самой с собой в монтажной студии. Мне дали 10 дисков и сказали – своди, учись. В то время станции вещали вручную, никаких компьютерных программ, подразумевающих сведение, не было. Все выдавалось в эфир с дисков. И вот садишься в монтажку. Раз в час-два к тебе заходит работающий на эфире диджей, которому глубоко плевать, чего ты там в соседней студии делаешь. Более того, тебя ему даже никак не представили, просто сказали: «Там девочка сидит, эпизодически заходи и проверяй, что она там делает». Он заходил, спрашивал, что я наваяла и говорил: «Ерунду, конечно, сделала, давай дальше тренируйся». И уходил. А через неделю мне сказали: «Иди-ка в эфир». Я говорю: «Ребят, вы чего? Какой эфир?» Они сказали: «Хорошо, вот тебе еще 4 дня».

eТы помнишь свой первый выход в эфир?

Первый шок, когда ты слышишь свой голос в наушниках: это не я!

Первый эфир – это ужас, потому что у тебя какой-то деревянный голос, и ты совершенно не понимаешь, как им владеть. Я ораторским мастерством никогда не была обделена, и на телефоне доверия работала, и речи толкала с трибуны. Но выяснилось, что эфирная работа и просто правильная речь – это огромные горизонты в разные стороны. Первый шок, когда ты слышишь свой голос в наушниках. Это все равно, что первый раз увидеть себя на видео. Что? Это я? А почему у меня такое лицо косое? А что у меня с губами? Это не я. Фу-фу-фу, не может быть такого. Ведь ты не можешь говорить с такими идиотскими интонациями. Плюс ты совершенно не осознаёшь, что говорить, несешь полную ахинею и в эти моменты начинаешь понимать, почему к радиоведущим относятся как к идиотам.

Я сама курировала несколько обучающих проектов – академию диджеев, диджейскую школу, через меня прошло достаточно много детей, которые хотят работать на радио. И я им по-хорошему завидую, потому что они получают реальный тренинг, эфирную работу. А мне как тогда могли объяснить, что говорить, если сами не знали? Как? Как тебя могут научить работать, если сами не умеют? И по-хорошему, это все было на инициативе какой-то, метаниях. А давайте попробуем так? Ой, фигня получилась. Ну, попробуем так? Нет, опять ерунда какая-то. А вот так еще не делали? Нет? Ну, давайте попробуем.

eНеужели совсем ничему не учили?

Нет, иногда приходили и говорили: «У тебя что там горячая каша во рту? Что ты бубнишь?» Ошибки были выявлены опытным путем, в том числе и речевые, которые допускают все начинающие. Мне дали куратора Максима, с которым мы вели два самых «рейтинговых» эфира - суббота-воскресенье в 7 утра. Ощущение четкое: ты один дебил, кто в этом городе не спит. Все остальные – нормальные, все спят. Это немножко снимало напряжение. Потому что когда ты работаешь в прайм-тайм, ты понимаешь, что не спят все. И каждую твою ошибку услышат тысячи, десятки тысяч людей.

eКогда стали узнавать?

Достаточно быстро, но сначала не совсем в том контексте, который меня устраивал. Сравнивали с Ксенией Стриж, Оксаной Голота. Я заинтересовалась, кто это такие, и почему меня с ними сравнивают.

Радиодиджей – это такая работа, такое место, где ты вообще не успеваешь ничего отследить. Все происходит фантастически быстро, и вот - однажды утром ты проснулся знаменитым. Как раз та самая история. Вчера ты был никто, просто ходил по улицам. А сегодня ты пробираешься домой закоулками. Потому что около дома пикет.

eРеально приходили поклонники?

Да. Приходилось пробираться домой закоулками, отвлекающие маневры, переодевания. Я не могла выйти из дома на каком-то этапе, я не могла выйти с радиостанции. Плакаты, шары, тортики. Я никогда не забуду, как мы работали на дне города на набережной, и приехала группа Hi-Fi, тогда уже очень знаменитая. Это был как раз тот год, когда появился «Беспризорник» и группа Hi-Fi этим «беспризорником» всех просто рвала. Все радиостанции независимо от формата, крутили Hi-Fi. Поэтому, куда бы ты не вышел, из любого окна, из киоска, из магазина, из парикмахерской, из автобуса, из такси – везде звучал «Беспризорник» Hi-Fi.

Вы были на день города на речном вокзале? Это что-то нереальное. Ты выходишь на сцену и понимаешь, что видишь сплошной ковер людей. Так вот Hi-Fi через это бесконечное колышущееся море совершенно спокойно дошел до площадки. Когда мы закончили свою программу, дали фейерверк и объявили Hi-Fi, а толпа поняла, что мы ушли за кулисы и сейчас, слева от площадки, будем выходить в сторону гостиницы Обь, туда метнулся тысячный табун людей. Они начали сносить турникеты. Милиционеры встали в живую цепь. Я поняла, что если ее прорвут, то нас просто порвут. Нас взяли в двойное кольцо милиции, мы шли в середине гуськом до гостиницы Обь. Отовсюду через цепь лезли руки. С меня сорвали очки, кепку. Потом нас впихнули в машину и на машине вывезли куда-то.

От фанатизма все перешло в цивилизованную форму: раньше радио любили, теперь – слушают.

Тогда это было вот так. С одной стороны, восхитительно. Ты начинаешь чувствовать себя очень особенным человеком. С другой стороны, это накладывает определенную ответственность, потому что теперь ты очень тщательно задумываешься над каждым словом. Потому что ты понимаешь, что они все тебя слышали. И раз они все стоят, значит ты их чем-то зацепил. Значит, что-то ты такое сказал, раз они сюда пришли. Но со временем все перешло в более цивилизованную форму – от неконтролируемого фанатизма в слушание радио. Раньше радио любили, а теперь – слушают.

eКак долго это длилось?

1998 – 2001 – три года безумия. Но я сейчас не хочу сказать ту пошлость, которую много раз слышала от федеральных звезд, дескать, ах, как тяжело бремя славы, ах, никакой личной жизни. Когда ты выбирал эту работу, ты знал, что у нее существует побочный эффект. Ты работал для того, чтобы вызвать такую реакцию. И чего ты сейчас жалуешься? Хочешь личной жизни – уйди со сцены и получишь личную жизнь. Это всего лишь следствие работы, побочный эффект профессии, примерно, как у шахтеров со временем работы появляется черная полоска на ресницах от угольной пыли.

eСколько радиостанций ты сменила?

Я очень стабильный работник. Сначала «Радио-2» – с 1996 по 2000 год, потом радио «Старт» - до 2005 года. Сегодня я со «Старта» не ушла, просто это радио прекратило свое существование как радио «Старт» и открыло свое существование как радио «Максимум». Я осталась на той же частоте – 96.2, с тем же составом, в том же холдинге, с теми же руководителями.

eА как вообще ты работала? Было увеличение эфиров, авторские программы?

Сначала у меня была достаточно примитивная работа на самом низкорейтинговом времени. Через месяц моей работы по субботам-воскресеньям в семь утра появилось еще два эфира. Понедельник-четверг с 10 до 14 часов, что уже сказалось на зарплате. В эти смены попадались какие-то игрушки, розыгрыши, интерактив – работа со слушателем. Это был подъем. Потом появилось 5 смен стационарных, но уже не вразброс по эфиру, а в стандартной сетке в одно и то же время. И это уже была стабилизация. Меня признали как полноправного работника. Более того, мы приучали слушателя к одному и тому же голосу в одно и то же время. Всегда была установка – в жизни и так все не стабильно. Пусть человек знает, что если он включает радио в это время, то он попадает на конкретного человека.

Я проработала на радиостанции 24 часа. У меня были эфиры с 7 до 10 утра, с 10 до 14, с 14 до 18, с 18 до 22, с 00 до 7 утра. У меня были 9-часовые, 12-часовые эфиры, как вахта у станка. 12 часов в эфире – этого я никогда не забуду. У нас была эпидемия какая-то, все болели и всего лишь два диджея закрывали сутки. Один приходил в 7 утра и уходил в 7 вечера, второй приходил в 7 вечера и менялся в 7 утра. Это невероятный расход энергии и сил. Представь себе, насколько сильно нужно за 12 часов самому измениться, чтобы быть в один и тот же день адекватным для семиутровой аудитории, которая только что проснулась, для двухчасовой, которая обедает, для шестичасовой, когда они возвращаются с работы. Тебе же надо идти за ними, за их настроением и создавать свое настроение - чтобы они за тобой шли. Такой взаимообмен.

eАвторских программ было много?

Огромное количество - полуночная программа «Радио-стриптиз», «Чешуя» с Алексеем Тумановым, «Утро туманное» и много других. Сейчас я веду утреннее шоу «Девушки сверху».

eОдно только утреннее шоу?

Да, помимо этого я работаю в скромной энергетической компании.

eСобираешься уходить из радио?

Не сейчас. Я считаю, что у меня есть определенные обязательства – перед людьми, перед радиостанцией, перед самой собой. Нужно ставить логическую точку. Как только я ее найду, я уйду.

eПочему хочется уйти?

Радио стало другое: то, что было, уже никогда не повторится.

Радио стало другое. Я не хочу портить впечатление. Я люблю другое радио. Его уже не будет никогда. Поэтому тот 1998-1999 год, первые премии и овации, первые автографы и фанаты – это никогда не повторится. Да и мне, наверное, сейчас это уже не надо. Я стала другая немножко, и жизнь чуть-чуть изменилась. И нет бесшабашного ощущения происходящего. Но радио – очень сильный наркотик. Я знаю людей, которые уволились с радиостанции давно и все равно говорят: «Эх, сейчас бы часок-другой в эфире». Потому что ощущение живого эфира, который у тебя вот здесь, на кончиках пальцев, когда ты можешь рулить, делать настроение, когда от тебя очень многое зависит… это очень здорово.

И слушатели взрослеют вместе со мной, идут за мной, слушают меня, обзаведясь детьми, выйдя замуж, окончив институты. Может быть, по инерции, а может быть потому, что я для них – маленькая часть их прошлого. Того, более бесшабашного, беззаботного, более легкомысленного. И для меня это тоже важно. Почему люди с таким трудом уходят со сцены? Почему актеры умирают на сцене? Потому что они не могут по-другому жить. Я хочу по-другому жить. Я буду по-другому жить. Но это ощущение оно непередаваемое, ни с чем не сравнимое. Ни одна другая сфера, ни один другой бизнес не даст этого. Радио – это совсем другая песня. Я, видимо, свою до конца еще не допела.

Комментарии

Ребята! почитываю интервью у вас всегда: одни просто просмотрю и дальше пойду, другие читаю внимательнее.
Но это же интервью просто отличное! Пишите ещё! Ищите интересных персонажей. Ответить
Спасибо :) Ответить
Я хотел уточнить, а Яну Невскую стали узнавать, когда она выступила с Hi-Fi, да?
Так это она написала эту песню, "Беспризорник"!?
Спасибо, Яночка, вы замечательную песню написали, душевную.
Может же еще земля белорусская родить таких людей!

Отличное интервью, побольше бы интересных материалов с живыми людьми! Ответить
Аноним Анонимович Анонимов
  • Аноним Анонимович Анонимов
Вообще радио-шоу с участием Яны Невской вызывает стойкую изжогу. Всегда перключаю радио, когда идет его реклама или само ОНО.

Но интервью ничо так, Яна неплохо рассуждает. Хотя я ее по другому представлял, а так, ухх, румяная бойбаба прям. Ответить
Аноним Анонимович Анонимов
  • Аноним Анонимович Анонимов
а я как-то наоборот по дороге на работу утром иду и улыбаюсь до ушей, иногда вообще смеюсь. смешно они с наташей ржевской зажигают. Ответить
Аноним Анонимович Анонимов
  • Аноним Анонимович Анонимов
Яночка замечательная радиоведущая и человек! Я стараюсь всегда слушать ее эфиры! Яночка, оставайся подольше на радио! Я полностью согласна, что радио - это наркотик! Но он вызывает самые положительные эмоции и всегда поднимает настроение!!!
Кэрри Ответить
Аноним Анонимович Анонимов
  • Аноним Анонимович Анонимов
Эфир - это, однозначно, наркотик, он дает почувствовать свою значимость человеку, который в этом ощущает потребность. Яна очень точно описала кайф от такой работы. Да, раньше радио было интересней, "формат" был размыт и можно было по одной волне получить много разнообразной музыки. Нравились мне и авторские программы прошлых лет. Сейчас остались только "Динозавры" эфира, такие, как Бачинский и ... К сожалению (или к счастью) не слушаю эфир Невской, пару раз попадала на это шоу, но не очень понравилось, так как способ подачи материала очень похож на вышеназванное шоу Бачинского и ... А два однотипных шоу идущих друг за другом это слишком. А вообще, слава радиоведущего ограничена тем периодом времени, который он "вещает", а потом он быстро забывается, и конец кайфу. Тема интересная, странно, что так мало откликов. Ответить
Аноним Анонимович Анонимов
  • Аноним Анонимович Анонимов
Шикарное интервью! Яна - молодец! Ответить
Аноним Анонимович Анонимов
  • Аноним Анонимович Анонимов
Гадкое шоу и не менее пошлые ведущие... Ответить
Аноним Анонимович Анонимов
  • Аноним Анонимович Анонимов
Те кто сталкивались с ней живьём со мной согласятся. Интерьвью довольно живенькое-ей есть о чем рассказать, за то спасибо .А Шоу чаще хорошее,чем наоборот, только приходиться старатся чтобы бабушка моя его не услышала- неподготовленному человеку и пополхеть может! Ответить
Классическая ситуевина:"Я Пастернака не читал, но я считаю..." - особо молодым объясню - крылатую фразу приписывают известному поэту К.Симонову, которого якобы вынудили выступить на заседалище Политбюро ЦК КПСС с обвинениями в адрес Бориса Леонидовича П.
...Я рад за Яну и ея многочисленных фанов, но не пора ли, господа, пiдсвэжить эту рубрику? За пол-года откликов уж столько обрушилось, что больше уже эта тема и не вмещает всех желающих?!
Кто-нибудь должен отслеживать наличие-отсутствие обратной связи?
Интерактив-он лайн-живой нерв беседы? или как? а то ить обратный эффект в виде сворачивания скул от скуки-зевоты, когда опять- 25! Яна -"ваше всё?" УСЁ Ответить
Юрий, цитату можно в полной мере отнести и к Вам - после интервью с Яной было опубиковано 13 других интервью, причем последнее неделю назад. Так что Ваше возмущение по меньшей мере не обосновано. Ответить
я хочу работать на радио, но не знаю как туда попасть..... Ответить

Добавить комментарий