«Бизнес-тренер – профессия, которой нет»2

Юлия Булгакова

Юлия Булгакова

Директор по развитию «Академии Коучинга» тренинг-центра «Эрфольг», бизнес-тренер. Место рождения: Новосибирск. Образование: Новосибирская государственная консерватория, НГУ, Факультет психологии. Хобби: театр.

Несколько слов о Тренинг-центре «Эрфольг»

Центр "Эрфольг" уже 6 лет занимается краткосрочным профессиональным бизнес-образованием и оказывает компаниям комплекс консалтинговых и тренинговых услуг. Также центр считает своей задачей формирование бизнес-среды и стандартов качества в области бизнес-тренерства.

Серьезной аналитики, на которую можно опереться в описании новосибирского рынка бизнес-образования и консалтинга, нет, - считает Юлия Булгакова, директор по развитию "Академии Коучинга" и тренинг-центра "Эрфольг". А значит, можно говорить только о своем видении отрасли. Впрочем, по мнению Юлии, нет и самой консалтинговой отрасли. Но обо всем по порядку.

e Юлия, если говорить только о консалтинговых и тренинговых компаниях, не касаясь ни высшего, ни долгосрочного бизнес-образования, то каким вы видите новосибирский рынок?

Игроков на этом поле довольного много, и слава богу. Но если посмотреть на эту отрасль с высоты птичьего полета, то ее просто нет – ни размер инвестиций в нее, ни обороты компаний, ни их численность на отрасль не тянут. И привлечь в качестве штатных сотрудников в консалтинговую компанию крупных специалистов – юристов, финансистов – пока очень сложно. Такие специалисты сочтут подобное предложение недостойным: «Что я скажу, где я работаю?» Они, конечно, приходят, если им предлагают разовые консультации с почасовой оплатой, но взять специалиста с именем на постоянную работу консалтинговым компаниям, на мой взгляд, просто не под силу. У нас сейчас идет стартовый этап, а перспективы в отдаленном будущем пока не привлекают людей.

e И как долго продлится этот стартовый этап? Когда начнется бурное развитие отрасли и деньги польются в консалтинг рекой?

Скажу для примера: в Европе сейчас порядка 1,8 долларов тратится на бизнес-обучение человека в год, у нас же что-то около 30 центов. И численность консалтинговых компаний в Европе может составлять тысячи человек. Дальше: в Москве сегодня около полутора тысяч консалтинговых компаний, в Екатеринбурге – около 400, у нас тоже около 400, но если учесть, что у нас город сам больше, то, между прочим, могло бы быть и побольше. Более-менее известных около 50, а рейтинговых не больше шести. Но все эти цифры, на мой взгляд, говорят только об одном – у нас мощное развитие впереди. Уже видны области прорыва, и в течение 5-6 лет мы придем к тому, что станет отраслью.

e 400 компаний – это огромная цифра! Чем же занимаются те компании, которые болтаются в последней сотне?

Тем же самым, но на другом уровне и по демпинговым ценам. Когда отрасль еще не сформировалась, делать можно все что угодно, устанавливать цены с потолка и говорить что это и есть норма. В консалтинге ведь интеллектуальный труд, а значит себестоимость его в России традиционно низкая. Оборудование можно не закупать, да и стоимость его невысока, стандарты размыты – делай, что хочешь.

Более того, даже профессии «бизнес-тренер» пока нет, в реестре она не прописана. У нас же не может хоть кто работать инженером, и балет мы с вами танцевать не пойдем – есть четкие требования к профессии, а вот вести тренинги может любой человек, даже без высшего образования, если он про это никому не скажет. Кроме того, у нас сейчас нереально хоть как-то защитить авторские права – человек пришел, послушал, «унес» технологии - и эту информацию он может транслировать дальше.

e То есть, вы считаете, что на новосибирском рынке много непрофессионалов?

Людей, работающих на этом рынке, можно условно поделить на группы. Есть хороший средний уровень – специалисты, которые давно и качественно работают, они мастера своего дела, но не такие харизматичные, а потому не очень известные. Таких тренеров довольно много, на мой взгляд, больше 30. А 30 для новосибирского консалтинга – это хорошо! И есть тренеры ниже среднего уровня. Они не знают групповых процессов и при небольшом количестве знаний у них еще мало опыта и таланта. Кстати, и столичные тренеры такого уровня наведываются в наш город часто – сами с ними работали, впечатление малоприятное.

e А настоящие звезды есть в Новосибирске?

Конечно! Есть очень интересные и талантливые люди. И в этом смысле они имеют, я бы сказала, совершенно европейский уровень (а я уже повидала немало!). Сколько их – я сказать затрудняюсь. Быть может, вчера родилась звезда, а я еще не знаю. Но если вести общий счет, то их точно больше десяти. Среди них такие известные люди, как Нелли Макаровна Власова, Марина Киянова, Петр Рыженков, Наталья Шухова и несколько других тренеров. Я и себя спокойно отношу к этому ряду. Все мы по-разному работаем, но это точно профессионально.

e Шарлатанов на рынке много. А как будущему слушателю оценить квалификацию тренера, кроме как по рекомендациям?

Есть некий набор компетенций, которые можно разбить на группы. Удобнее даже некую табличку нарисовать и проставить баллы. Это, конечно, личность тренера, его опыт, личная харизма, рекомендации, образование. Затем программа, ее содержание, результаты, соответствие программы поставленным задачам. Третье – это подходы. Действительно ли обучающая компания широко смотрит на вещи, использует современные технологии? И последнее – что обещает тренер по окончании тренинга? Если повышение продаж, то через какое время и на сколько процентов?

e Сейчас в рекламных объявлениях постоянно встречается загадочное слово «коучинг», и все недоумевают - что это такое?

В переводе с английского «coach» - это тренер, тренинг. Если говорить структурным языком, то это направление в обучении. Можно дать такое определение: это воздействие на людей, направленное на возбуждение их потенциала для повышения эффективности. Суть этого метода - в работе с будущим. Пройдя такое обучение, человек имеет возможность увидеть себя таким, каким он хочет себя увидеть, простроить свое будущее, свою карьеру. То есть человек должен оттолкнуться от своего прошлого, не опираться на него, чтобы не повторить своих ошибок, а работать с чистого листа. Речь идет о желаемом, которое становится действительным, как только ты прорисовываешь его в картинках.

Скажем, компания хочет стать лидером на рынке. Но как она узнает, что стала лидером?

e Из чего же состоит коучинг-подход?

Образно говоря, есть четыре планеты. Первая - это мои замыслы, что я хочу? Вторая – как это сделать? Но сделать без опоры на прошлый опыт – учась на ошибках, можно совершить еще одну. Третья планета – наши ограничения (представления, убеждения, несвободы). Последняя, четвертая планета – как мы узнаем, что мы этого достигли? Наши критерии. Скажем, компания хочет стать лидерами на рынке. Но как она узнает, что стала лидером? Да, есть цифры, доли рынка, но есть и много других критериев. Да и на каком рынке? В мире, в космосе, в пространстве? Вот на такие вопросы должен найти ответы обучающийся.

e То есть коучинг – это такой тренинг, который ты прошел – и сразу в «дамки»?

Нет, это методология, на основе которой может быть выстроен любой тренинг – по продажам, по мотивации, по управлению и многие другие. При этом я подчеркиваю, что коучинг не есть какое-то слепое заимствование с Запада - он был в России всегда в разных вариантах. Есть профессии, в которых без коучинга никуда – музыканты, спортсмены, артисты, где ресурс – залог успеха. Не скажешь ведь актеру – делай так и вот так. Нет, его спрашивают: «Что ты чувствуешь? Как ты это видишь?» – это и есть возбуждение потенциала. И как раз важно отрешиться от того, как это делали до тебя. Русская ментальность вообще склонна к такой форме работы – к поиску личного творческого потенциала в любых предлагаемых обстоятельствах.

e Коуч и личный тренер – насколько это близкие понятия? Многие ведь понимают коуча как личного тренера, а есть обучение по этой методике в группе?

Да, это метод, который позволяет и работать индивидуально над личной эффективностью, и в группах работать над эффективностью каждого и всей команды. Тренер может работать в режиме тренера, а может быть так выстроено обучение, что одновременно работают в группе и тренер, и коуч, который подключается в нужный момент. Родина бизнес-коучинга - Англия, но он сейчас получил широчайшее распространение в Америке, там популярны узкоспециализированные программы вроде «Коучинг цирковых артистов, выступающих на лошадях». Рынок четко поделен благодаря узкой специализации, и там коучей невероятное количество, многие тысячи.

Профессиональный тренер всегда пользуется методом творческой эклектики.

e Какие еще есть тенденции, наиболее очевидные, которые можно выделить на рынке образования?

О каких методах мы бы сейчас ни говорили, профессиональный бизнес-тренер всегда пользуется методом творческой эклектики. А поскольку жестких рамок нет, можно пользоваться многими наработками, интересно их смешивая. Другое дело, что любой тренер, хочет он того или нет, работает в рамках определенного психологического направления. Его работа - это интерактивные процессы, и она предполагает включение группы. Конечно, можно донести что-то и в режиме лекции, но мы же говорим о тренерстве. Какими методами в основном пользуются профессионалы? Это НЛП (нейролингвистическое программирование), гештальт-технологии, психоанализ, гуманистическая психология, арт-техники и другие направления.

e Сейчас на рынке определенно ажиотаж - крупные компании открывают свои учебные центры, в которые требуются тренеры. Спрос растет, а где можно обучиться бизнес-тренерству, чтобы обеспечить предложение?

Да, на хороших бизнес-тренеров спрос очень велик – их ведь немного. И он будет расти, совершенно точно – конкуренция обостряется. А вот где можно качественно обучиться? В первую очередь, это Питерский институт тренинга, и в Москве есть подобный. В нашем городе есть тоже несколько игроков, которые предоставляют такие услуги – это совершенно точно НГУ, Центр психологии, и мы совместно с Новосибирским институтом экономики, психологии и права. И там, и здесь курс аккредитован и предполагает диплом государственного образца, далее компании «Тренинг и Консалтинг», «Харизма», «Доминанта» и еще несколько.

e Как выбрать курс, чтобы не ошибиться?

Главное, что обучение должно составлять не менее двух месяцев. Чтобы получить документ о повышении квалификации, курс должен длиться никак не менее 70 часов. Ну и если говорить в целом, то сейчас два наиболее крупных игрока, проверенных временем и дорогами – это мы и НГУ.

e Кто тренирует тренеров?

Хорошие тренеры! В НГУ это Татьяна Панцуркина, Ольга Первушина – известные в городе профессиональные тренеры. У нас это я и Наталья Шухова, кроме того, мы приглашаем сейчас тренеров Станислава Гринберга из Екатеринбурга, Сергея Капицу из Петербурга, и думаем о дальнейшем расширении тренерско-педагогического состава.

e То есть все-таки сложно обойтись своими ресурсами?

Почему? Мы прекрасно работали сами. Просто интереснее приглашать новых людей, немного обновлять программу, делать ее разнообразнее. Кстати, я и сама вскоре еду в Москву проводить часть серьезного семинара на тему «Развитие тренерских навыков». Не забавно ли то, что мне предстоит учить москвичей? Очень забавно. Но подтверждает наш высокий уровень.

e И легко найти работу после обучения?

70 процентов пришедших обучаться уже работает. Иногда люди хотят отучиться и найти новую работу, связанную с бизнес-тренерством. Сделать это несложно, если требования к будущей работе незапредельные по зарплате и не очень узки по обязанностям. А если запредельные – тогда самому надо соответствовать. Найти хорошую работу так же сложно, как найти отличного бизнес-тренера.

Тренер не должен быть реактивом, в корне меняющим компанию, но он должен быть катализатором!

e Многие владельцы компаний считают так: чему нас может научить бизнес-тренер? Он ведь в нашей компании не работал (на кассе не стоял, товар подрядчикам не отправлял, клиентов наших не видел)? Какое он имеет право навязывать свое видение компаниям?

Да никакого! Видение создается здесь и сейчас. Он может только помочь увидеть, а навязывать – это непрофессионально. Он должен разбираться в вопросах взаимодействия, то есть демонстрировать знание психологии. Мы ведь работаем над процессом и над содержанием, а если тренер работает только над содержанием, то суть процесса ускользнет от него и от участников тренинга, потому что их личностные качества просто не включатся. А это значит, что все быстро забудется – надо пропустить навык через себя и превратить его в неосознанную компетенцию. Тренер помогает создать видение, обучает навыкам, сподвигает увидеть зоны ближайшего развития и вдохновляет к изменениям. Если говорить на метафорическом языке, тренер не должен быть реактивом, в корне меняющим компанию, но он должен быть катализатором!

Комментарии

Информация достаточно интересная. До этого интервью я считала, что рынок бизнес-обучения в Н-ске мутный и совсем неясный. Сейчас же есть хоть какой-то просвет. Когда называются конкретные фамилии - это ценно. Спасибо. Ответить
А я вообще люблю все, что делает и пишет Ю. Булгакова.
Спасибо Юли за то, что она никогда не сдается и последовательно работает над тем,чтобы рынок "обучения" в Новосибирске выходил на качественно новый уровень.
Примером такой её деятельности-обучение новых тренинг-менеджеров.
Я лично, в прошлом году, прошла данный курс. Довольна и использую навыки на практике (важное даже не в навыках, а в некой философии, ином отношении к обучающимся).
Вообщем, спасибо Юли еще раз :) Ответить

Добавить комментарий