«По состоянию души я не робингуд»5

Светлана Воронкова

Светлана Воронкова

Автор и ведущая программы "Прецедент", телевизионный журналист. Образование: Томский государственный университет, исторический факультет. Хобби: академическое пение.

«В Новосибирске почти не осталось авторского телевидения. Одна из немногих программ, которая остается в эфире, несмотря на передел телевизионного рынка, – это «Прецедент»» - рассказывает автор и ведущая программы Светлана Воронкова. О профессии тележурналиста она рассказала порталу еРабота.

eСветлана, расскажите, пожалуйста, как вы оказались в журналистике?

Совершенно случайно. После Томского университета мне была прямая дорога в школу. А работать учителем не хотелось. Мама мне и говорит: «Свет, у меня на соседнем заводе знакомый, там нужен корреспондент в редакцию газеты. Попробуй?». Я пришла. Меня отправили в цех – писать заметку про передовика производства. Передовик тот, понятное дело, хотел от меня отвязаться: «Девочка, у меня и без вас работы много...». Но, видимо, у меня уже тогда хватка была железная. Пристала как банный лист, написала 100 строк, редактор прочитал и принял на работу. С этого и началась моя журналистская деятельность. Два года в многотиражке, потом в газете «Ведомости Областного совета депутатов», потом уже телевидение. Причем полтора года я работала и редактором отдела информации «Ведомостей», и в «Прецеденте».

eКак же вам удавалось совмещать две работы?

С трудом. Я жила в бешеном ритме и плотном графике. Мои коллеги со спортивным интересом наблюдали – справлюсь ли (большинство из них не верили, что такое вообще возможно). На «Прецедент» выделялось всего полтора съемочных дня: часть четверга и пятница. Монтаж – в субботу и воскресенье. По четвергам была и сдача номера «Ведомостей», часов до двух, потом я героически падала в машину, до семи снимала сюжеты для «Прецедента». В пятницу вставала в шесть утра и шла ножками на Киевскую – домой к парикмахеру. От него, с безумной укладкой, тряслась до Студенческой в трамвае – к визажисту, оттуда на съемки к 9 утра. К полудню я впопыхах прилетала на планерку в газету. Если планерка затягивалась, то я оставалась без обеда… Первым от моего графика устал редактор «Ведомостей». Заявление об увольнении я положила ему на стол с нескрываемым чувством благодарности – за то, что помог принять непростое решение.

eЖурналистика телевизионная и газетная – какая вам ближе?

Газета требует безупречного владения языком. Там не спрячешься ни за картинку, ни за яркие интервью, ни за удачную озвучку, ни за команду. Там только слово.

eНеужели Светлана Воронкова чего-то боится?

На работе – с камерой, микрофоном и командой – я боевая. Но в обычной жизни не такая уж и смелая. Мне вот пришлось руководить ремонтом в своей новой квартире, так я, например, очень боялась, когда первый раз с грузчиками общалась. И не надо смеяться! Ведь в работе уже есть готовые сценарии. Скажем, потребитель – беспомощный, не всегда просвещенный; предприниматель – в 9 случаях из 10 не прав, но готов признать ошибку, если пригрозить законом; власти – нерасторопные, их нужно инициировать на подвиг, при этом попытаться с ними не ругаться. Но ничего, я и для грузчиков сценарий выработала. Здесь только не к закону взывать пришлось, а к такой-то матери.

eКаким был «Прецедент» как телевизионный продукт двенадцать лет назад, и как вы оцениваете его сейчас?

Изначально в программе были сплошные рейды, обвесы-обсчеты, нехорошие кастрюльки. Мы могли приехать на экспертизу в токсикологическую лабораторию, включить камеру и потом целых 2-3 минуты эфирного времени показывать Новосибирску – сначала такую кастрюльку, потом сякую. И года два-три мы этим только и занимались. А когда весь ассортимент кастрюлек показали, пришло время настоящего – аналитического - «Прецедента». Мы стремимся к объективности. Раньше в одном сюжете участвовал один герой, и это считалось нормой. Сегодня же, если удается снять меньше трех героев – то это уже и не сюжет по моим меркам, а так – безвыходная ситуация… Вот джентльменский минимум: должен быть жалобщик, его оппонент и хотя бы один эксперт.

eВ восприятии многих горожан «Прецедент» уже давно не просто ТВ-проект, а своеобразная последняя инстанция, где им окажут бесплатную психологическую, аварийную и юридическую помощь. Как вы относитесь к такому имиджу программы?

Когда получается помочь людям, я, конечно, рада. Но не это прямая задача журналистики. СМИ существуют не для того чтобы решать проблемы за другие учреждения. Наш профиль – это все-таки информация. Хотя зачастую редакция «Прецедента» работает по мелким жалобам, которые и в эфир-то потом не выходят. То есть мы помогаем людям решать их проблемы: звоним, разбираемся, консультируем, восстанавливаем справедливость. Мой журналист целыми днями сидит, долбит этот телефон – ЖЭУ, магазины… А телевизионного выхлопа с этого нет и журналистского труда никакого – сплошная правозащита. И хотя по состоянию души я все же не робингуд, приходится с таким положением дел считаться: если уж программа так себя в эфире позиционирует, то по-другому будет просто нечестно.

eСлучается ли вам негативно реагировать на запросы телезрителей?

Признаюсь, что меня возмущает откровенно потребительское ко мне отношение. Бывает, звонит человек и буквально требует, чтобы за него все проблемы решили. Спрашиваю корректно: а вы в районный отдел по защите прав потребителей обратились? бесплатной юридической помощью воспользовались? товар на экспертизу отправили? Он: «Я к вам сейчас приеду с парой обуви – вы на нее посмотрите, по телевизору покажите». Пытаюсь объяснить, что я сама не эксперт, и даже если дефект явный, это все равно не меняет дела. И вот тут начинают обвинять во всех тяжких. Ну, что сказать – наш имидж иногда работает против нас.

eКак вы относитесь к тому, что приходится работать этакой страшилкой?

Я к этому уже давно привыкла.. В несложных ситуациях («сделали плохое окно – надо переделать», «не довезли мебель – надо довезти» и т.п.) хорошо помогает всё это раздувание щек, нахмуренные брови, строгий голос – «Вам звонят из программы «Прецедент», к нам поступила жалоба…». Если вина очевидная, владелец бизнеса адекватный, а цена вопроса колеблется в пределах понятных сумм, то вопрос решается очень быстро – меняются двери, ремонтируются холодильники. Причем многие директора сами перезванивают в редакцию, сами докладывают о достигнутых успехах. Но даже среди копеечных рядовых конфликтов процентов 20 – это мошеннические схемы: то есть те ситуации, когда бизнес изначально был настроен на обман. Здесь телевидение не поможет – только суд.

eВ чем вы видите главный минус своей работы?

Мы работаем на постоянном конфликтном фоне, когда тебя оскорбляют, когда не хотят говорить, а если и говорят, то только на повышенных тонах… Работая над программой, мы просто погружаемся в эти конфликты, и общение зачастую происходит на высоком градусе. Я не могу сказать, что правильно поступаю в конфликтных ситуациях. К сожалению, все пропускаю через себя слишком эмоционально, хотя не надо.

eОщущаете ли вы себя звездой?

Если вы об известности, то люди, конечно, меня узнают. Причем в самых неожиданных местах. Стою я как-то возле ларька в очереди за фруктами, полузасыпая после напряженного дня. И тут поворачивается ко мне дама – ни здравствуйте, ни до свидания, сразу переходит в наступление: «Светлана, вот нас ведь обвешивают здесь! Ну почему вы ничего не сделаете?». Люди привыкли, что я выступаю в роли этакого робингуда, и ждут, что я в случае чего должна вытащить из кармана видеокамеру или, по меньшей мере, контрольные весы…

eВаша программа практически единственная в Новосибирске – и авторская, и уж тем более потребительская. Как вы относитесь к отсутствию конкуренции?

Мне часто говорят: «Вы должны радоваться! Вам не с кем конкурировать!». Но это очень плохо. У нас ведь даже нет коллег, с которыми можно было бы организовать нормальное обсуждение программы. Помню, одно время в Новосибирске сразу на нескольких каналах выходили программы, общей с «Прецедентом» тематики. Это очень хорошо держало в тонусе: смотришь чужие продукты и анализируешь – здесь я обогнала, здесь меня. А сейчас я вынуждена равняться только на свой внутренний вкус. В качестве образца для подражания я использую федеральные аналитические программы: просто смотрю, как их делают, и стараюсь эти принципы и находки переносить в «Прецедент».

eКак часто вам приходится помогать своим родным, друзьям, знакомым?

Когда ты становишься робингудом, к тебе в любое время дня и ночи все идут со своими проблемами. Однажды в субботу в полпервого ночи раздается звонок на мобильный телефон. Я думаю – ну всё, наверное, кто-то умер. Но нет – звонит коллега, с которым мы на тот момент только на уровне «здравствуйте – здравствуйте» общались: «Света, я в сауне!». Я: «И что?». В общем, приехал он с друзьями в сауну, там эти товарищи подрались с предыдущей партией гостей, разбили зеркало, поругались с администратором… Я: «От меня-то что нужно?». Он: «С нас хотят еще денег за сауну взять, за те три часа, которыми мы не будем пользоваться». Я в половине первого ночи вынуждена была сказать хорошо поставленным голосом: «Добрый вечер! Я Светлана Воронкова, автор и ведущая программы «Прецедент». Мои друзья должны возместить вам ущерб за разбитое зеркало, а за ту услугу, которой не воспользовались, они, по статье такой-то ГК РФ, должны оплатить только те расходы, которые ваше заведение понесло в связи с их обслуживанием. Договор оказания возмездных услуг они могут расторгнуть с вами в любой момент». Администратор, выслушав, говорит: «Ну ладно, пусть только за зеркало заплатят». Коллега, конечно, рассыпался в благодарностях, но я его вежливо так попросила не звонить мне впредь среди ночи из сауны.

eОстается ли у вас время на хобби?

Сейчас уже нет, а раньше я занималась академическим пением. Я посещала вокальную студию и мечтала поступить в консерваторию, причем в музыкальной школе я не училась. В консерваторию я не попала. Сначала очень расстраивалась, плакала даже. А потом поняла, что с моим диапазоном и тембром мне ничего, кроме хора или маленьких ролей, не светило бы. Вот в нашей, журналисткой профессии, даже если ты изначально не самый одаренный человек, но много, упорно и тупо работаешь, то есть все шансы хорошо продвинуться.

Комментарии

Молодец Светлана!
И работает профессионально и развивается во многих направлениях. Ответить
Комментарий был удалён
Видно что девушка симпатичная, но фотография обработана так, что аж жуть берет. Как труп, честное слово. Ответить
Комментарий был удалён
Здравствуйте не подскажите контакты программы "Прецедент", везде обыскалась. а натыкаюсь только на интервью со Светланой Воронковой Ответить

Добавить комментарий